Рубизнес
для Гениев
из России
«Истина освободит вас»
http://Istina-Osvobodit-Vas.narod.ru
MARSEXX

Адрес (с 8.02.06): /tolstoy/tl5.html
Сверхновый
Мировой
Порядок
Бизнесмен,
бросай бизнес!
Работник,
бросай работу!
Студент,
бросай учёбу!
Безработный,
бросай поиски!
Философ,
бросай думать!
НовостиMein KopfИз книгЛюби всех и верь себе!!!СверхНМП«Си$тема»Рубизнес
Сверхновый Мировой Порядок из России
Чего хочет разумный человек?        К чёрту государство!        К чёрту религиозные культы!        К чёрту удовольствия!        К чёрту деньги!       К чёрту цивилизацию!        «Жизнь со смыслом, или Куда я зову»       Грандиозная ложь психологов: ЗАВИСИМОСТИ!        Наша жизнь — чепуха!        Рубизнес-1        Рубизнес       Светлой памяти Иисуса Христа        Развитие vs. сохранение        О книгах Вл. Мегре        Мы живые       Демонтаж "си$темы"       Чересчур человеческое       Болтовня       Достаточное       Условия       Бедность       Города       Решение проблем       Эффективность       Богатство       Прибыль       Война       Деньги       Паразитизм       Сегодня       Будущее       Что делать       Бизнес, Гении, Россия       Почему       Зачем
«Толстовский листок» — 5. Содержание, история писания и комментарии.
Ещё писания Льва Толстого берите в библиотеке Марселя из Казани «Из книг» и в «Толстовском листке» Вл. Мороза.

Лев Толстой

Комментарии к
«Толстовскому листоку» 5

Христианство и патриотизм1

Воззвание. 2

Бессмысленные мечтания. 3

Письмо в иностранные газеты по поводу гонений на кавказских духоборов. 3

К статье П. И. Бирюкова «Гонение на христиан в России в 1895 г.». 4

К воззванию «Помогите!». 4

Две войны.. 5

К итальянцам.. 5

Carthago delenda est (1896). 5

Приближение конца. 6

Воззвание. 6

Carthago delenda est (1898). 7

По поводу конгресса о мире. Письмо к шведам.. 7

Китайскому народу от христианина. 8

О веротерпимости. 8

Одумайтесь! 8

О революции. 10

Об общественном движении в России. 10

Единое на потребу. 11

Письмо к китайцу. 12

О значении русской революции. 13

О присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии. 14

Письмо к индусу. 14

Письмо студенту о праве. 15

Письмо революционеру. 17

Ответ польской женщине. 17

О государстве. 18

Доклад, приготовленный для Конгресса мира в Стокгольме. 19

Добавление к докладу на Конгресс мира. 20

Славянскому съезду в Софии. 20

О безумии. 20

О социализме. 21

Христианство и патриотизм

Поводом к писанию статьи "Христианство и патриотизм" послужила квазипатриотическая шумиха, поднятая русскими и французскими газетами в связи с заключением франко-русского союза и торжествами по случаю прибытия в начале октября 1893 г. русской эскадры под командованием вице-адмирала А в ела на в Тулон.

Толстой приступил к работе над статьей 8 октября 1893 г.

Вся статья была начата в резко обличительных тонах, описание торжеств давалось в саркастическом тоне.

Толстой знал, что напечатать эту статью по тогдашним цензурным условиям в России было невозможно, и первоначально предполагал послать ее в немецкие газеты. Между тем он продолжал работать над статьей, расширяя и дополняя ее новыми материалами.

29 октября И.И.Горбунов-Посадов послал Толстому вырезку из газеты "Русские ведомости" (1893, № 291 от 22 октября) со статьей "Русская эскадра в Тулоне (От нашего корреспондента)", прося обратить внимание на приведенную в статье речь тулонского епископа при спуске броненосца "Жоригибери".

По-видимому, к началу ноября 1893 г. статья в черновом виде была закончена. 30 октября Толстой писал Д. А. Хилкову: "Написал статью-протест против франко-русских празднеств.... Эту статью пошлю в английские газеты".

Но работа над статьей продолжалась интенсивно весь ноябрь, и 1 декабря Толстой подписал статью, что обычно означало окончание какой-то редакции статьи. И декабрь 1893 г. и январь и почти весь февраль 1894 г. Толстой продолжает исправлять статью и уже ни разу не упоминает об окончании ее. В Дневнике он отмечает 22 декабря 1893 г.: "Тяжелая, некончающаяся работа над Тулоном, которую я не могу бросить".

Между тем, очевидно вскоре, Толстой возобновил работу, исправляя статью как по рукописи, датированной 22 февраля 1894 г., так и по предшествующей ей. После внесения всех исправлений Толстой подписал эту рукопись 17 марта 1894 г. и пометил: "Совсем, совсем, совсем кончено".

В Дневнике под' 23 марта 1894 г., после полуторамесячного перерыва Толстой записал: "За все это время писал Тулон и дней пять тому назад кончил и решил не переводить и не печатать. И это облегчило меня".

Однако 21 апреля 1894 г. он записал в Дневнике: "Тулон решил послать переводчикам. Все одобряют".

Статья "Христианство и патриотизм" была послана для перевода на французский язык Жю-лю Легра, на английский — К.И.Тернеру и на немецкий — С.Ю.Бер.

На французском языке статья в переводе Ж.Легра впертые появилась в "Journal des Debats" в мае 1894 г. и затем отдельным изданием в том же переводе под заглавием "L'esprit chretie et Ie patriotisme", adit. Perrin, Paris, 1894.

К.И.Тернер по просьбе Толстого вернул статью, не доведя перевод до конца, так как статью эту взялся переводить В.Г.Чертков, договорившийся с Баттерсби о публикации ее в Англии. На английском языке статья впервые была опубликована в "Daily Chronicle" в июне 1894 г.

По-немецки статья впервые опубликована в переводе В.Е.Генкеля в издании Г.Мюллера в Берлине в августе 1894 г.

По-русски статья "Христианство и патриотизм" впервые опубликована в изд. М.К.Элпиди-на в Женеве в 1895 г. (Carouge — Geneve, M.Elpidine, Libraire-editeur).

В России статья эта была запрещена цензурой и распространялась в подпольных гектографированных изданиях. Кроме того, печатные экземпляры ввозились контрабандно из-за границы. Особенно большое распространение статья получила в прибалтийских губерниях и Польше. 31 мая 1901 г. лифляндское жандармское управление в связи с этим запросило письмом за № 1753 Главное управление по делам печати, что делать с этими изданиями. 18 июня 1901 г. Главное управление известило, что ввоз означенных изданий запрещен, и предложило "неукоснительно следить о прекращении всякого доступа им из-за границы" ("Архив Петербургского цензурного комитета", дело 78, 4.IV).

Впервые в России статья в числе других запрещенных статей Толстого ("Не убий", "Письмо к либералам", "Письмо к фельдфебелю" и пр.) была напечатана в 1906 г. отдельной брошюрой в изд. "Обновление". Издатель Н.Е.Фельтен был привлечен к судебной ответственности за издание этих брошюр.

В "Юбилейном издании" статья "Христианство и патриотизм" печатается по изданию М.К.Элпидина (Женева, 1895).

"Толстовский Листок" печатает статью "Христианство и патриотизм" по тексту "Юбилейного издания", т. 39.

Воззвание

Об этой статье имеется следующая запись в Дневнике Толстого от 25 мая 1889 г.: "С утра взялся писать в книжечке воззвание".

Существуют две рукописи этой статьи.

1.  Первый автограф написан в переплетенной тетради, типа записной книжки, на 1 л. которой рукою МЛ. Толстой помечено: "Переписано". Далее на лл. 2—9 идет текст данной статьи. На л. 10 написано заглавие статьи: "К христианам, призываемым в солдаты".

2. Копия с предыдущей рукописи, сделанная рукою В.Г. Черткова с его заметками на полях и исправлениями  Толстого.   На  обложке  рукою В.Г.Черткова написано синим карандашом: "Обращение" и ниже черным карандашом его же рукой: "К людям-братьям". Исправлений Толстого сравнительно немного.

Исправления Толстого в этой рукописи были сделаны в ноябре 1891 г. В то время он работал над статьей "Царство Божие внутри вас".

Статья впервые появилась в X томе "Полного собрания сочинений Л.Н. Толстого, запрещенных русской цензурой", под редакцией В.Г. Черткова , изд. " Свободное слово". Christchurch, 1904, с. 143—147, под названием "Обращение к людям-братьям ".

"Юбилейное издание" печатает статью по второй рукописи под тем заглавием, под которым она значится в дневниковой записи Толстого 25 мая 1889 г.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 27.

Бессмысленные мечтания

Речь Николая II перед земскими представителями 17 января 1895 г. произвела на Толстого резко отрицательное впечатление, что явствует из его записи в Дневнике 29 января этого года: "Событие важное, которое, боюсь, для меня не останется без последствий, это дерзкая речь государя".

Толстой, живший зиму 1894/95 г. в Москве, проявлял большой интерес к происходившим событиям в связи с речью царя. Толстой был на собрании, созванном по инициативе Д.И. Шаховского и состоявшем из представителей московской либеральной интеллигенции, где Толстого просили выступить в заграничной прессе от имени русской интеллигенции с протестом по поводу речи Николая П.

12 марта он сообщал Д.А. Хилкову: "Недавно я совсем было хотел написать письмо Николаю по случаю его речи земствам, но почувствовал, что руководило мною не доброе чувство, а, с одной стороны, раздражение, а, с другой, желание вызвать на гонение и оставил... Может быть, так и не нужно, а может быть, придет случай и время, когда потребуется".

Из организации общественного протеста ничего не вышло. Единственным протестом русского общества против "неприличного поведения молодого царя" было анонимное открытое письмо к нему, изданное на гектографе в Петербурге и получившее широкое распространение в Москве и других городах России. После оно было перепечатано за границей. Некто Карл Грунский (немецкий журналист), прочитав это письмо в немецких газетах, письменно обратился к Толстому 8 марта, спрашивая его, не он ли автор этого письма. Толстой отвечал ему 12 марта 1895г.:

"Письмо Николаю II написано не мною. Письмо очень хорошее. Оно очень верно было передано в немецких газетах. Я не знаю автора письма. Автор же его не я уже потому, что я всегда подписываю то, что пишу".

27 марта 1895 г. Толстой оставляет в своем Дневнике запись, свидетельствующую о его намерении написать статью о взаимоотношениях русского общества и царя. Эта запись содержит в себе мысли, получившие затем подробное развитие в его статье о событии 17 января:

"Наследственность царей доказывает то, что нам не нужны их достоинства... Безумие наследственности властителей подобно тому, чтобы вручить управление кораблем сыну или внучатному племяннику хорошего капитана". А в записи Дневника 10 апреля Толстой уже высказывает сильное желание написать свою предполагаемую статью: "Ужасно задирает меня написать об отношении общества к царю, объяснив это ложью перед старым царем".

Начало работы над статьей Толстой отметил в дневниковой записи 7 мая. На третьей рукописи Толстой прервал свою работу над статьей и к продолжению ее более не возвращался.

Статья Толстого при его жизни в печати не появлялась. Впервые была опубликована В.Г.Чертковым в 1917 г. в газете "Утро России" в

№№ 134 и 136 от 1 и 3 июня под заглавием "Бессмысленные мечтания".

В "Юбилейном издании" статья печатается по последней рукописи с заглавием, данным статье В.Г. Чертковым.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 31.

Письмо в иностранные газеты по поводу гонений на кавказских духоборов

В конце июля 1895 г. Толстой получил письмо Д.А.Хилкова от 14 июля 1895 г., в котором Хилков писал о расправе над кавказскими духоборами, произведенной местными властями в связи с отказом духоборов принимать присягу и служить на военной службе и последовавшим, в ознаменование этого, сожжением духоборами оружия в ночь с 28 на 29 июня. Хилков подробно, со слов очевидца, описывал экзекуцию и сообщал об арестах и выселении значительного числа семей духоборов, прося опубликовать все эти сведения из его письма в русских или иностранных газетах. В ответ на это Толстой 29 июля 1895 г, писал Хилкову, что он напишет в Англию Джону Кенворти о происходящих гонениях на духоборов, прося прислать корреспондента, чтобы на месте ознакомиться с происходящими событиями. Хилкова же он просил собрать сведения более обстоятельные и точные.

Между тем письма Кенворти Толстой не написал, а в тот же день, или же на следующий, П.И.Бирюков, очевидно по поручению Толстого, составил краткое сообщение, в форме письма к редактору английской газеты, на основании полученных от Хилкова сведений. Толстой радикальным образом переработал текст Бирюкова и написал на отдельном листе свое введение. Составившаяся таким образом статья была переписана и вновь исправлена Толстым, подписана им и датирована "2/14 августа 1895".

5 августа 1895 г. Толстой записал в Дневнике: "Было письмо от Хилкова с описанием гонений на духоборов. Я написал письмо в английские газеты. Переводится теперь". Однако, несмотря на то, что был начат перевод статьи, в английские газеты она послана не была.

П.И.Бирюков, уехавший на Кавказ для проверки на месте полученных Толстым сведений о расправе с духоборами, возвратился 8 сентября 1895 г., привезя с собой статью "Гонения на христиан в России в 1895 г.", написанную по материалам, собранным им. Эти материалы, помимо того, что они были более точны, содержали и новые сведения. 8 сентября Толстой записал в Дневнике: "Приехал Поша*. Читал свою статью о гонениях. Очень хорошо. Надо написать предисловие". Между тем Толстой после вторичного просмотра отказался от мысли переделать свое письмо-статью в предисловие, прервав свои исправления и не доведя их до конца.

Впервые эта статья-письмо напечатана в "Летописях Государственного литературного музея. Книга вторая. Л.Н.Толстой". М., 1938, с. 6—11.

* Поша — П.И.Бирюков.

В "Юбилейном издании" "Письмо в иностранные газеты..." печатается по рук. № 3, как наиболее полной и исправной.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 39.

К статье П. И. Бирюкова «Гонение на христиан в России в 1895 г.»

8 сентября 1895 г. П.И.Бирюков, вернувшись с Кавк... привез Толстому свою статью "Гонение на христиан в России в 1895 г." и прочитал ее Толстому. Толстой, прослушав статью, отметил в Дневнике: "Надо написать предисловие".

Закончена статья была 19 сентября 1895 г. — этой датой помечена Толстым последняя рукопись.

По-видимому, сначала Толстой решил, не дожидаясь окончания своего предисловия, отправить статью П.И.Бирюкова Д. Кенворти с коротким письмом своим в виде предисловия, которое он написал на имя редактора английской газеты. В конце этого письма он добавлял: "Мысли, вызванные во мне этими событиями, я выразил отдельно, и если вы хотите этого, то могу прислать их вам для напечатания уже после появления настоящей записки". Об этом намерении Толстой писал и В.Г.Черткову 21 сентября 1895 г.

Предисловие Толстого в газете напечатано не было.

Впервые предисловие было опубликовано со статьей П.И.Бирюкова в изд. Элпидина (Carouge—Geneve, 1896).

В "Юбилейном издании" предисловие печатается по первопечатному тексту.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 39.

К воззванию «Помогите!»

В связи с усилившимися в 1896 г. гонениями на кавказских духоборов, их бедственным и все ухудшающимся положением, П. И. Бирюков, И.М.Трегубое и В.Г.Чертков написали воззвание, имея целью обратить внимание общества на положение духоборов и привлечь пожертвования.

В конце октября авторы воззвания прислали текст его Толстому для отзыва и исправления. В письме, написанном между 30 октября и 2 ноября 1896 г., Толстой сообщил Черткову: "Ваше воззвание я исправляю очень усердно. Не знаю, вышло ли хорошо".

Вскоре рукопись воззвания в исправленном Толстым виде была отослана Черткову. С этой рукописи было сделано несколько списков, которые и стали распространять. Один из этих списков был послан Толстому. Однако переделывать его он не решился до приезда Черткова в Москву, чтобы лично об этом переговорить.

Чертков приехал к Толстому 11 или 12 декабря 1896 г. Очевидно, тогда же был установлен окончательный текст воззвания и решено было подписать его и присовокупить к нему послесловие Толстого. 12 декабря Толстой отметил в Дневнике: "Приехали Чертковы. Нынче написал послесловие к воззванию".

Воззвание с послесловием Толстого в машинописных списках вскоре получило широкое распространение. А В.Г.Чертков около 20 декабря 1896 г. уехал в Петербург, пытаясь, с одобрения Толстого, довести содержание воззвания до сведения царя Николая II.

В результате распространения воззвания, а также и прочей деятельности по оказанию помощи духоборам Бирюков, Трегубое и Чертков были высланы: первые двое — в Курляндскую губ., а Чертков в Англию.

В Англии Чертков опубликовал воззвание с послесловием Толстого под заглавием: "Помогите! Обращение к обществу по поводу гонений на кавказских духоборов, составленное П.Бирюковым, И. Трегубовым и В.Чертковым. С послесловием Льва Николаевича Толстого**, изд. Владимира Черткова, №3, Лондон, 1897.

К послесловию к воззванию "Помогите!" относятся шесть рукописей (всего 42 лл. разного формата).

Рук. №6 — полная копия статьи, исправленная, подписанная и датированная Толстым "14 декабря 1896". По этой рукописи статья была опубликована в изд. В.Черткова, Лондон, 1897. По этой же рукописи послесловие печатается в "Юбилейном издании".

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 39.

Две войны

Поводом к написанию статьи для Толстого послужила американо-испанская война (1898). "Про эту войну, — писал он, — знал весь мир, и все люди с напряженным вниманием следили за ее проявлениями".

Американо-испанскую войну и англо-бурскую, которые велись с целью захвата колоний, Толстой назвал "ужасными". В Дневнике 8 января 1900 г. он записал: "Читаю о войне на Филиппинах и в Трансвале и берет ужас и отвращение. Отчего? Войны Фридриха, Наполеона были искренни и потому не лишены были некоторой величественности. Было это даже и в Севастопольской войне. Но войны американцев и англичан среди мира, в котором осуждают войну уж гимназисты, — ужасны".

В рукописных материалах содержатся высказывания Толстого об американо-испанской войне, не вошедшие в печатный текст. Так, в рук. № 2 он говорит об этой войне как "о том страшном, бессмысленном и вместе с тем холодном, расчетливом и зверском убийстве, которое производилось над испанцами, которое американцам представляется чем-то очень похвальным**. В рук. № 1 Толстой отметил, что "поразительно было в этой войне всеобщее несочувствие американцам". "Действие американцев в этой войне вызвало чувство того омерзения и отвращения, которое испытываешь... к наглым убийцам**, — писал он.

Статья "Две войны" впервые была опубликована в "Листках Свободного слова" 1898, № 1, ноябрь.

В "Юбилейном издании" статья публикуется по первопечатному тексту.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 31.

К итальянцам

Статья Толстого "К итальянцам" была откликом на войну Италии с Абиссинией в 1895— 1896 гг. Эта захватническая война, затеянная итальянским правительством Криспи против Абиссинии с целью расширения своих колониальных владений в Африке, окончилась поражением итальянских войск. Оставшиеся в живых итальянские солдаты и офицеры в панике бежали с поля сражения.

Вскоре после разгрома итальянских войск в Абиссинии, 6 марта, Толстой записал в Дневник: "...начал и бросил письмо к итальянцам". Эта запись является единственным свидетельством о работе Толстого над публикуемой статьей, оставшейся незаконченной и при жизни автора ненапечатанной.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 31.

Carthago delenda est (1896)

Сведений о работе Толстого над статьей "Carthago delenda est" (1896) почти не имеется. Есть только одна запись в Дневнике Толстого 16 ноября 1896 г., относящаяся к этой работе: "3-го дня целое утро усердно писал опять о войне".

Можно предположить, что статья Толстого была начата в связи с чтением статьи генерала М.И.Драгомирова. Драгомиров пытался доказать неизбежность и законность войн. Толстой цитирует отдельные места статьи Драгомирова, не называя его фамилии. Статья эта так возмутила Толстого, что он 13—15 ноября 1896 г. писал А.М.Кузмин-скому: "Что бы вы уговорили Драгомирова, чтобы он не писал таких гадких глупостей, и, главное, тон этот: "Ах» господа, господа" и т.д. Ужасно думать, что во власти этого пьяного идиота столько людей".

Статья опубликована не была.

"Толстовский Листок'' печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 39.

Приближение конца

Голландский писатель и журналист Ван Дэйль, поздравляя 12/24 августа 1896 г. Толстого с днем его рождения, приложил к своему письму копию заявления, посланного его соотечественником, "молодым социалистом" Ван-дер-Вером командиру национальной гвардии Герману Снейдерсу.

Ни Ван Дэйль, ни Ван-дер-Вер лично не были знакомы с Толстым, Выражая желание предать широкой гласности это заявление, Толстой 23 августа просил Ван-дер-Вера сообщить, будет ли он иметь что-нибудь против этого. Вероятно, в несохранившемся письме Ван-дер-Вер дал согласие на предание гласности своего заявления, и Толстой, получив это согласие, тут же и начал писать статью по поводу его заявления.

Вначале Толстой озаглавил статью: "Carthago delenda est"*, но потом это название изменил на "Приближение конца".

Впервые статья Толстого опубликована во французской газете "Journal des Debats" 24 октября 1896 г. под заглавием "Les temps sont proches" в сокращенном виде. На русском языке статья была издана В.Г. Чертковым в Лондоне в 1897 г. (изд. "Свободное слово**).

В "Юбилейном издании" статья печатается по изданию "Свободного слова".

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания**, т. 31.

* "Карфаген должен быть разрушен"

Воззвание

Начиная с февраля 1897 г. Толстой усиленно думает о том, чтобы написать "Воззвание** против существующих экономических и политических порядков, заносит в Дневник записи к этой статье, а в письме П.И.Бирюкову от 13 апреля 1897 г. сообщает свои соображения о ее замысле.

Первая редакция "Воззвания" была написана, по-видимому, во второй половине апреля 1897 г. Она не имеет заглавия и начинается словами: "Я прожил более 50 лет сознательной жизни". 17 мая датирована новая редакция "Воззвания", впоследствии названная "Где выход?".

За лето 1897 г. нет упоминаний о "Воззвании". Лишь 17 октября и 10 ноября Толстой заносит в Дневник записи "к Воззванию", а 12 ноября отмечает: "Сейчас вечер. Взял две версии "Воззвания" и хочу заняться". Однако дальнейших записей о работе над "Воззванием" в Дневнике 1897г. нет.

Следующее свидетельство о работе над "Воззванием" находится в письме к В.Г.Черткову 9—10 января 1898 г.: "Нынче... начал... о причинах зла, о воспитании и т.д. Это могу писать, потому что это нужно, и я знаю, как мне кажется, то, чего большинство не знает и, может быть, могу сказать".

По-видимому, здесь речь идет о третьей редакции "Воззвания**, озаглавленной "Корень зла". Копия этого начала статьи была исправлена автором только в первой части, и работа снова была отложена. Между тем Толстой все больше и больше думал над осуществлением своего замысла, о чем свидетельствуют записи в Дневнике от 25 февраля, 21 марта, 29 апреля и 11 мая 1898 г. В первой половине мая была, очевидно, написана новая редакция "Воззвания", получившая впоследствии название "Неужели это так надо?".

С мая по июнь Толстой усиленно работал над "Воззванием".

Все четыре редакции "Воззвания", относящиеся к 1897—1898 гг., были отправлены в Англию Черткову.

Толстой принялся исправлять два начала "Воззваний" (впоследствии озаглавленные "Где выход?" и "Неужели это так надо?"), о чем 29— 30 сентября Толстой писал В.Г.Черткову. Вместе с этим письмом послана была статья "Где выход?**. Лишь 13 октября Толстой смог написать Черткову: "Я очень долго исправлял, дополнял второе начало о рабочих, которое назвал "Неужели это так надо?" и решил отправить его Вам".

В № 18 "Листков Свободного слова", вышедшем в начале ноября 1900 г, появилась статья "Где выход?'*. В 1900 г. "Свободным словом" была издана и статья "Неужели это так надо?".

В декабре 1900 г. Толстой передал статью "Неужели это так надо?" в журнал "Жизнь", редактором которого был В.А. Поссе. Редакция "Жизни" хотела напечатать только отрывок из статьи, но и этот отрывок был запрещен цензурой, как о том известил Толстого Поссе в письме от 28 февраля 1901 г.

В России статья "Где выход?" появилась впервые в издании "Обновления" в 1906 г. (было конфисковано). В собрания сочинений Толстого статья "Где выход?" не включалась. Статья "Неужели это так надо?" была включена в XVIII том Полного собрания сочинений Л.Н.Толстого (изд. т-ва Сытина под редакцией П.И.Бирюкова. М., 1913) с цензурными урезками. "Воззвание" и "Корень зла" окончены не были и в "Юбилейном издании" опубликованы впервые.

В "Юбилейном издании" текст "Воззвания** печатается по рукописи № 2.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 34.

Carthago delenda est (1898)

В конце марта или в начале апреля 1898 г. Толстой получил циркулярное письмо, составленное совместно двумя издательствами: "La Vita Internazionale" (Милан) и "L'Humanite Nouvelle" (Париж), с вопросами об отношении к "войне и милитаризму" (вопросы эти Толстой процитировал в начале статьи).

К работе над статьей Толстой приступил, по-видимому, в начале апреля. 16 апреля Толстой подписал статью, считая ее в какой-то степени законченной. Уже 19—20 апреля Толстой предлагает эту статью ("об отказах от военной службы") П.И.Бирюкову в подготовлявшийся им совместно с В.Г.Чертковым в Англии первый номер сборника "Свободное слово". Окончательно была подписана статья 23 апреля и была послана в Англию для первого номера сборника "Свободное слово" и одновременно в Италию — в "La Vita Internazionale" и во Францию — в "L'Humanita Nouvelle".

Чертков, по получении рукописи статьи, в письме от 17 мая н.с. 1898 г. писал Толстому, что находит статью "сильной и неопровержимой".

Впервые статья была напечатана в № 1 сборника "Свободное слово", 1898, с. 6—17; затем в переводе на итальянский язык в журнале "La Vita Internazionale", в номере от 20 сентября 1898 г. (Номер журнала со статьей Толстого был конфискован и издатель предан суду, однако был оправдан, и конфискация отменена.) В России статья была напечатана в 1906 г. в изд. "Обновление", но была конфискована. В 1911 г. включалась в девятнадцатую часть Сочинений Л.Н.Толстого, изд. 12-е. М., 1911, но книга также была конфискована.

В "Юбилейном издании" статья печатается по тексту изд. "Свободное слово".

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 39.

По поводу конгресса о мире. Письмо к шведам

Письмо-статья "По поводу конгресса о мире" было вызвано обращением к Толстому группы шведской интеллигенции в связи с созывавшейся по инициативе Николая II, мирной конференцией в Гааге в мае 1899 г.

Шведы писали, что одним из средств, содействующим разоружению государств и установлению мира, они считают отказы от военной службы и поэтому предполагают добиться на конференции от правительств, участвующих в ней, смягчения участи отказывающихся путем допущения для них замены военной службы каким-либо общеполезным трудом. "Собравшиеся правительственные уполномоченные, — писали они, — должны будут выслушать наше заявление, так как самая цель конгресса не позволит отнестись без внимания к такому важному, в интересах гуманности, заявлению*'. В заключение шведы просили Толстого "обратить на это внимание царя или его министров, а также и публики".

24 января Толстой выслал рукопись и в Швецию и В.Г.Черткову. 14 марта Стадлинг сообщил Толстому: "Я перевел ваше письмо и напечатал его по-шведски ("Aftonbladt"), по-английски ("The Daily Chronicle") и по-немецки CLokalAnzeiger")**.

В последней редакции письмо было напечатало в "Листках Свободного слова", Purleigh, Essex, England, 1899, № 6, и в "Свободной мысли", 1899, № 1.

В "Юбилейном издании" письмо к шведам печатается по тексту изд. "Свободного слова".

"Толстовский Листок** печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 90.

Китайскому народу от христианина

Японо-китайская война 1894—1895 гг. закончилась поражением Китая. По Симоносекскому договору Япония заняла Ляодунский полуостров, остров Тайвань (Формозу), Пескадорские острова и получила 200 миллионов таэлей контрибуции. В целях овладения китайским рынком приступили к разделу Китая.

В июне 1900 г. в Китае вспыхнуло национально-освободительное "боксерское восстание", жестоко подавленное войсками европейских держав и Японии. Толстой мучительно переживал варварскую расправу над мирным и почти безоружным китайским народом. В статье "Не убий" (датирована 8 августа 1900 г.) он с возмущением писал об "ужасной по своей несправедливости, жестокости и несообразности с проектом мира, китайской бойне". Со всей резкостью отозвался Толстой об этой войне в письмах к Л.Ф.Анненковой от 2 августа 1900 г. и В.Г.Черткову от 29—30 сентября 1900 г.

В упомянутом письме Черткову Толстой сообщил о своем замысле написать "Послание к китайцам". Дальнейших записей о работе над "посланием к китайцам" в Дневнике нет.

В рукописи № 1 первоначальный текст, являющийся копией с автографа, зачеркнут и между строк написан новый, под заглавием "Христиане китайскому народу".

В "Юбилейном издании" текст "обращения" печатается впервые.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 34.

О веротерпимости

Поводом к написанию статьи "О веротерпимости" послужила речь орловского губернского предводителя дорянства М.А.Стаховича, произнесенная им на миссионерском съезде в сентябре 1901 г. в г. Орле.

13 октября 1901 г. М.Л. Оболенская писала М.А.Шмидт о впечатлении, которое произвела речь Стаховича на Толстого: "Папа говорит, что на него эта речь производит впечатление, что человек доказывает и бьется доказать, что дурно откусывать у людей носы или ослеплять своих братьев. Это так несомненно, что и доказывать этого нельзя".

В Записной книжке около того же времени записано: "Надо написать о вопросе веротерпимости, развязав его. Нет никакой свободы совести, веротерпимости, есть преступники, деспоты мысли, нападающие на людей".

На эту же тему Толстой 6 ноября писал В.Г.Черткову и 7 ноября Д.А.Хилкову.

Возможно, к началу ноября относится и первый набросок статьи о свободе совести. Толстой остался им не удовлетворен и не отдал его в переписку. С 10 ноября Толстой непрерывно работал над своей статьей. 18 декабря он уже поставил дату на последнем листе, что означало окончание статьи. Но работа над статьей продолжалась.

28 декабря основная работа над статьей была закончена. 1 января 1902 г. Толстой отметил в Записной книжке: "Поправил о веротерпимости". Затем рукопись была отправлена В.Г.Черткову для издания.

Статья появилась в 1902 г. в издании "Свободного слова" (№ 72). В начале февраля 1902 г., когда статья была отпечатана, Толстой, несмотря на то, что был тяжело болен, продиктовал П.А.Буланже несколько вставок в III, IV и V главы статьи.

В "Юбилейном издании" статья "О веротерпимости" печатается по тексту издания "Свободного слова" с исправлениями по рукописи № 20 и по автографам.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 34.

Одумайтесь!

Отсылая В.Г.Черткову прибавления и поправки к статье "Одумайтесь!", Толстой писал ему 28 апреля 1904 г.: "Статья эта вышла как-то круто заостренная, оттого, что я писал статью о том, что все бедствия людские от отсутствия религии, и уже довольно подвинулся в этой статье, когда началась война, представлявшаяся мне иллюстрацией моей мысли. От этого я соединил две темы, и, пожалуй, ни одна не обработана достаточно".

Первая тема, о которой здесь говорится, разрабатывалась Толстым в статье о значении религии, начатой им, судя по записи в Дневнике, около 19 декабря 1903 г. В дальнейших записях Дневника эта статья озаглавливалась "Камень главы угла" или, кратко, "Камень" (она вошла в статью "Единое на потребу").

28 января 1904 г. Толстой записывает в Дневник: "Хорошо думал о войне, которая началась. Хочется написать о том, что, когда происходит такое страшное дело, как война, все дела ют сотни соображений о самых различных значениях и последствиях войны, но никто не делает рассуждения о себе: что ему, мне надо делать по отношению войны. Это самая верная иллюстрация того, как ничто не может исправить существующего зла, кроме религии".

Так у Толстого тема войны встретилась с темой религии. В дальнейшем работа над специальной статьей о религии на время была отложена, и Толстой всецело занялся статьей, которая с самого начала получила название "Одумайтесь!" и которую сам Толстой в Дневнике и переписке называет "О войне".

К концу марта или началу апреля в основном статья была написана.

В последние десятилетия своей жизни Толстой обычно работал так. Написав начало какого-нибудь произведения, он отдавал его. в переписку. Переписанное исправлялось, дополнялось и вновь шло в переписку. Вновь переписанное подвергалось новым исправлениям, опять дополнялось и продолжалось, причем дополнения и продолжения писались на полях, между строк, на оборотных чистых страницах, на отдельных листках. В процессе работы происходила перетасовка переписанного материала, причем отдельные листки, подвергшиеся не очень значительной переработке, изымались из тех рукописей, в состав которых они входили, и переносились в другие; листки же особенно радикально исправленные переписывались вновь и затем отбрасывались. Абзацы перегруппировывались не только в пределах одной главы, но и в пределах разных, иногда даже не смежных глав, для чего четвертушки разрезывались на отдельные полосы, иногда очень мелкие. Нумерация в связи,с этим менялась и исправлялась так, что разобраться в ней потом составляло большую трудность. Такая исключительна сложность в работе над установлением окончательной редакции произведений увеличилась с тех пор, как в Ясной Поляне наряду с переписчиками от руки стала работать пишущая машинка, ускорявшая и облегчавшая процесс переписки н тем самым увеличившая количество копий.

Все это относится и к рукописному материалу статьи "Одумайтесь!".

Судьбу рукописного текста до той стадии, когда он принял внешне организованный вид, приходится рассматривать исходя из того деления статьи на главы, которое принято было в окончательной ее редакции.

Как видно из записей дневника 17 и 18 марта, Толстому казалось, что он статью уже закончил. В конце марта или в начале апреля текст статьи, разбитый на десять глав, был собран в одно целое и в апреле отослан В.Г.Черткову в Англию. 9 апреля Толстой писал ему: "Посылаю вам "О войне . Если годится, печатайте".

Когда статья была отослана Черткову, Толстого стали смущать некоторые резкие ее выражения. Полагаясь всецело на суд Черткова, Толстой поручил ему по собственному усмотрению исключить то, что он найдет в статье лишним или неуместным. В письме Толстого к Черткову от 30 апреля читаем: "Как всегда, даю вам carte blanche выключать, что найдете лишним и нехорошим. Я боюсь, что слишком резко, недобро о военных, а между тем хочется высказать то мнение, которое имеют и должны иметь о их деятельности здравые люди". Вслед за тем 4 мая ему же Толстой писал: "Сейчас думал о своей последней статье и вспоминал все грубые слова, которые есть в ней и которые могут оскорбить людей, сделать им больно и вызвать в них злое чувство; пожалуйста, выкиньте... Пожалуйста, сделайте это, как вы умеете это делать, и не сетуйте на меня, что я все утруждаю... Так, пожалуйста, сделайте это. Я нынче в таком духе, что особенно живо чувствую свое зло".

Полное завершение работы над статьей нужно датировать 20-м мая 1904 г., судя по следующей записи в Дневнике от этого числа: "Кое-что добавил к "Войне". В дальнейших записях Дневника уже не встречается упоминаний об этой статье.

Статья вышла в издании "Свободного слова", в Крайстчерче, в Англии, в 1904 г. Редакция к ее заглавию сделала подзаголовок: "Статья по поводу русско-японской, войны". В том же году вышло второе популярное издание, предназначенное для народа и солдат, без эпиграфов, и третье, воспроизводящее первое, но устраняющее кое-какие его ошибки.

В России "Одумайтесь!" вышло впервые в 1906 г. в издании "Обновление" отдельной брошюрой (конфискована). В 1911 г. статья напечатана в девятнадцатой части двенадцатого издания сочинений Толстого (том конфискован).

"Юбилейное издание" кладет в основу печатаемого текста "Одумайтесь!" выверенные и исправленные Толстым копии автографов, самые автографы и вставки и дополнения, посылавшиеся Толстым или от имени Толстого к Черткову в Англию.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 36.

О революции

(Отрывок из предисловия к статье В. Г.Черткова)

В конце 1902 г. В.Г.Чертков взялся за писание статьи "О революции", о чем сообщил Толстому.

Толстой в письме к автору от 29 марта 1903 г. предложил сделать в ней ряд поправок и сокращении. "Посвятил два дня, т.е. рабочее время, на чтение и обдумывание вашей статьи, — писал Толстой. — Кое-что изменил, исключил, в одном месте поставил 5. Статья чрезвычайно важная по содержанию и заключающая много нужного, добра, и потому занимался ею с радостью, сознанием важности дела". Советы Толстого сводятся главным образом к тому, чтобы сжать, сократить отдельные главы, выбросив из них все не идущее прямо к делу, а также к тому, чтобы смягчить все резкие выражения как против правительства, так и против революционеров, и в то же время смягчить похвалы революционерам за их самоотверженность. Письмо заканчивается обещанием написать к статье предисловие и следующей припиской: "Не сердитесь на меня за то, что я так смело поправил не только язык, но кое-где и мысли. Вы примите то, что годится, и отбросьте негодящее".

Статья Черткова под названием "Насильственная революция или христианское освобождение?" первоначально была напечатана в журнале "Свободное слово", 1903, №№ 5, 6, 7, 8, и 1904 г., №№ 9, 10, со всеми теми поправками, какие сделаны были в ней Толстым. 14 мая Чертков писал Толстому, отправляя ему оттиски своей статьи и сообщая о том, что он задерживает их брошюровку до получения окончательного согласия от него на писание предисловия: "Лично я потому был бы особенно счастлив вашему предисловию в этом случае, что статья эта для меня так тесно с вами связана, благодаря вашим милым, столь внимательным поправкам и указаниям, которыми я всеми воспользовался при этой окончательной обработке".

За работу над предисловием Толстой взялся во второй половине мая 1904 г. 20 мая он записывает в Дневнике: "Последние дни писал предисловие к статье Черткова", а на следующий день, 21 мая, там же отмечает: "Отослал предисловие".

7  июля он записывает в Дневник: "Переделал предисловие";  12 июля там же записано: "Переделывал предисловие. Кажется, порядочно о свободе"; 17 июля: "Кое-что думаю и немного работаю предисловие"; 21 июля: "Все понемногу поправлял предисловие, а нынче кончил"; и, наконец, 22 июля: "Кончил предисловие".

Впервые Предисловие Толстого к статье Черткова появилось в отдельном издании этой статьи, озаглавленной "О революции. Насильственная революция или христианское освобождение? (Обращение к верующим в Бога русским людям)". Статья появилась сначала в виде приложения к № 12 "Свободного слова" за 1904 г., затем самостоятельно в издании "Свободного слова", № 89, Christchurch, 1904.

В 1907 г. статья В.Г.Черткова отдельной брошюрой была издана и в России под заглавием "Наша революция" и с прежним подзаголовком. Предисловие Толстого напечатано в ней без изменения, но в качестве послесловия.

"Толстовский Листок" печатает отрывок из Предисловия по тексту "Юбилейного издания", т. 36.

Об общественном движении в России

В связи с возникшей с середины 1904 г. агитацией земств в пользу ограничения самодержавия и введения в России представительного образа правления, в ноябре 1904 г. Толстой получил от филадельфийской газеты "North American Newspaper" телеграмму следующего содержания: "Очень оценили бы подробный ответ на сто или более слов, объясняющий значение, цель и вероятные последствия земской агитации. Американцы глубоко заинтересованы. Северо-американская газета." 18 ноября Толстой ответил телеграммой на английском языке, текст которой в переводе автора приводится в самом начале статьи. Содержание этой телеграммы было приведено в № 331 "Московских ведомостей" от 30 ноября 1904 г., и по поводу нее было написано несколько полемических статей в русских газетах и ряд укоризненных писем, адресованных Толстому. Иностранные же газеты продолжали направлять ему запросы по поводу происходящих в России событий. В ответ на все эти статьи, письма и запросы Толстой и написал статью "Об общественном движении в России".

22 января она была послана Черткову в Англию для напечатания, а 24 января было еще послано дополнение к ней. Таким образом работа над статьей происходила в промежутке между 13 и 24 января 1905 г.

Статья "Об общественном движении в России" вышла в 1905 г. в издании "Свободного слова*'.

Прежде чем появиться на русском языке в издании "Свободного слова", статья была напечатана в заграничных газетах на иностранных языках.

Все последующие публикации статьи являются перепечатками с издания "Свободного слова". Такой же перепечаткой с этого издания является и публикация статьи в двенадцатом издании сочинений Толстого, часть девятнадцатая. М., 1911 (том конфискован).

В "Юбилейном издании" статья печатается по рукописи, сверенной с автографами, исключая абзац, изъятый по распоряжению самого Толстого.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 36.

Единое на потребу

Статья "Единое на потребу" представляет собой соединение двух работ, над которыми Толстой трудился с перерывами, более полутора лет, — о религии и о государственной власти.

29 декабря Толстой записывает в Дневник:  "Обдумываю о религии".

 Под 30 мая в Дневнике читаем запись: "Камень главы угла", т.е. о религии, я решил бросить  то, что написано, и начать сначала. Вчера же думал об этом, но, к сожалению, не написал тотчас и потому потерял самое важное. Думал вот что. Все научные исследования ничтожны без религиозной основы. Разум человека действует плодотворно только тогда, когда он опирается на денные религии. Только религия, ставящая разумные цели, распределяет поступки людей по их значению. Самый прекрасный, благожелательный, умный поступок неуместен, безобразен, вреден, бессмыслен, не у места. Место же определяет только религия. Во имя чего надо отдать жизнь и во имя чего не пошевелить пальцем. Религия одна дает относительную оценку поступков, потому что она одна оценивает поступки по их внутреннему достоинству".

К этой записи примыкает следующая большая запись в Дневнике от 2 июня: "Для того, чтобы знать, что надо и чего не надо делать, что прежде (т.е. что важнее) и что после надо делать, нужно знать свое назначение. Если человек знает, что его назначение земледелие, возделывание растений, то он прежде всего будет исполнять дела, требуемые его назначением: будет пахать, сеять, копать, убирать, всякие же другие дела будет делать только в той мере, в которой они не препятствуют его главному занятию. Кроме того, и в своем деле он в выборе занятий будет руководиться тем, что наиболее важно и нужно для успеха его дела: будет весною пахать, скородить, сеять, а не будет возить навоз или строить и т.п. Так что без знания своего назначения для человека невозможна никакая деятельность. Так это в тех различных деятельностях, которые избирает человек в жизни. Точно то же и по отношению всей жизни человека: для того чтобы человек мог вести разумную жизнь и знать, что во всей жизни его наиболее важно, что он должен делать прежде, что после, что выбрать и как поступить, когда является одно другое исключающее требование (а такими противоречивыми требованиями полна жизнь всякого человека), для этого человеку необходимо знать уже не свое частное призвание земледельца, столяра, писателя, ему нужно знать свое человеческое назначение. И вот знание этого назначения человека в мире и есть то, что известно людям под словами: вера, религия. (Кажется, этим можно начать)".

Мысли, высказанные в обеих этих записях, развиты в статье, озаглавленной сначала "Что важнее всего людям", а затем "Бога забыли".

2 августа в Дневнике записано: "Все не пишется. Решил вчера сначала, без поправок или почти без поправок, писать о значении религии. И хорошо обдумал это**. Решение это Толстой осуществил через две недели, в Пирогове, куда он поехал навестить умиравшего брата. В днев- ' никовой записи от 15 августа читаем: "Нынче неожиданно нашел начало статьи о религии и написал 11/2 главы. Вдруг стало ясно в голове... Заглавие надо дать: "Одна причина всего", или "Свет стал тьмою"*, или "Без Бога".

24 января Толстой в письме к дочери Александре Львовне сообщает: "Немного пишу "Единое на потребу". Около этого времени он решает ввести в состав "Единого на потребу" то, что было написано под заглавием "Камень главы угла", объединив таким образом две темы — о религии и о государственной власти.

Наконец, 22 нарта в Дневнике записано: "Очень хорошо работал "Единое на потребу". И кажется, даже наверно, кончил".

Дата окончания работы — 25 марта.

"Единое на потребу" в первую очередь предназначалось для напечатания в Англии. 26 апреля 1905 г. Чертков писал Толстому: "С нетерпением и предвкушением ожидаем вашей статьи о власти, которую Александра Львовна, как она пишет, переписывает для нас". Получив разрешение приехать на три недели в Россию в мае этого года, Чертков посылает Толстому телеграмму, а затем 12 мая — письмо, в котором просит ускорить высылку статьи с тем, чтобы отдать ее в печать до своего отъезда в Россию.

* Перефразировке слов Евангелия от Матфея, VI, 23: "Итак, смотри, свет, который есть в тебе, не стал ли тьмою?"

Приехав в Россию, Чертков с 24 мая по 4 июня пробыл в Ясной Поляне, куда он привез присланную ему рукопись "Единого на потребу" со своими пометками, в которых были отчеркнуты главным образом места, заключавшие в себе слишком резкие и раздраженные характеристики русских царей. По поводу этих мест у Черткова с Толстым, несомненно, был разговор, и Толстой, судя по его ответным пометкам на обложках рукописи и по некоторым исправлениям в самой рукописи, с большей частью замечаний Черткова согласился, хотя незадолго до этого высказывался в том смысле, что он и теперь не жалеет о резкости своего тона. В беседе, переданной Д.П.Маковицким в записи от 18 мая, Толстой, по словам Маковицкого, говорил: "Беспокоили меня резкие выражения в "Едином на потребу". А теперь желаю только, чтобы их как можно больше читали. Нельзя достаточно резко писать про Николая и ему подобных. Николай священная особа! А надо быть дураком, или злым человеком, или сумасшедшим, чтобы делать то, что он деЛа-ет. Конечно, не один он причина, но он-то себя чувствует причиной в той мере, в какой мы и считаем его причиной. Ведь человеку в таком положении надо повеситься, или спиться, или с ума сойти".

6 июня Чертков писал Толстому из Москвы о том, что там накануне было собрание их единомышленников, в том числе трех крестьян; на собрании были прочитаны "Великий грех" и "Единое на потребу". Обе статьи всем понравились, но крестьян "неприятно поразила та резкая, бранливая, как им показалось, форма обличения бывших монархов", с которых начиналась статья. Далее Чертков продолжает: "Они сами скорее более враждебно, чем мы с вами, настроены против властей. А все-таки им было жаль, что вы употребляете такие выражения, как "девка", "немка**, "б...ь"* и т. п.

В ответ на это письмо Толстой писал Черткову 16 июня: "Описание царей в "Едином на потребу" я изменил по вашему совету*1.

Д.П.Маковицкий в своих "Яснополянских записках** под 17 июня 1905 г. сообщает: "Лев Николаевич окончательно кончил "Единое на потребу".

В июле или августе 1905 с "Единое на потребу" было напечатано в издании "Свободного слова** (№99).

12 августа Чертков писал ему о том, что редактор "Times** принимает "Единое на потребу*1, которое появится одновременно в разных странах 29 и 31 августа.

"Единое на потребу" Толстой намеревался напечатать и в России в издательстве "Посредник". В октябре 1905 г. он писал И.И.Горбунову: "С печатанием "Единого на потребу" делайте как найдете лучшим, я на все согласен и только боюсь, чтобы вам не было неприятности".

Д.П. Маковицкий в своих "Яснополянских записках" сообщает под 1 января 1906 г.: "Лев Николаевич говорил мне, что И.И.Горбунов не издает его статей "Единое на потребу" и "Конец века" потому, что правительство применяет теперь новую меру: закрывает ту типографию, в которой печатаются такие книги, которые кажутся ему опасными. Так было сделано в Петербурге".

В 1906 г. текст статьи по изданию "Свободного слова" был перепечатан в России в издательстве "Обновление" с пропуском в первой и во второй главе тех строк, в которых содержатся резкие суждения об Александре III и Николае II (издание конфисковано). С аналогичными пропусками был напечатан текст "Единого на потребу" и в девятнадцатой части двенадцатого издания сочинений Толстого. М., 1911 (том конфискован).

"Толстовский Листок печатает статью "Единое на потребу" по тексту "Юбилейного издания", т. 36.

* Последнее выражение было употреблено Толстым в отношении к любовнице английского короля Генриха VIII.

Письмо к китайцу

"Письмо к китайцу" написано в форме обращения к китайскому писателю Ку-Хун-Мину (Ku-Hung-Ming), приславшему Толстому свои книги. В этом письме Толстой высказывает мысли, сходные с теми, какие высказаны были им в только что оконченной статье "О значении русской революции".

Письмо впервые было напечатано по-немецки в "Neue Freie Presse", ноябрь, 1906, и по-французски в "Courrier Еигорёеп", ноябрь — декабрь, 1906.

В обратном переводе с французского на русский письмо напечатано в № 11026 "Нового времени" от 21 ноября 1906 г. Впервые на русском языке по русскому оригиналу "Письмо к китайцу" напечатано в брошюре "I. Л.Н.Толстой. Письмо к китайцу (октябрь 1906 г.). П. Китайская мудрость. Мысли китайских мыслителей, собранные Л.Н.Толстым". Издание "Посредника", № 685. М., 1907.

В "Юбилейном издании" "Письмо к китайцу** печатается по исправленным копиям, сверенным с автографами.

"Толстовский Листок" печатает "Письмо к китайцу" по тексту "Юбилейного издания", т. 36.

О значении русской революции

Статья "О значении русской революции" вызвана была прочтением Толстым статьи Д.А.Хомякова "Самодержавие, опыт систематического построения этого понятия", напечатанной впервые в Риме в 1899 г. в качестве приложения к сочинениям А.С.Хомякова и переизданной в России в 1905 г. 6 февраля 1906 г. Толстой записывает в Дневник: "Читал вчера или третьего дня прекрасную брошюру Д.Хомякова. Все хорошо. Горе в том, что он считает христианство и православие равнозначащими и к духовным требованиям жизни причисляет быт. Это уже совсем неверно и явный софизм. По этому случаю и надо записать". Далее излагается и критикуется точка зрения Хомякова на отношение западных и восточных народов к власти. В записи Дневника от 10 февраля Толстой излагает свои мысли о существе и природе власти.

9 марта Толстой заносит в Дневник: "Только поправлял заметку о правительстве, о власти. Заглавие надо так: "Из дневника. О возникновении и самоуничтожении власти." В одной из ближайших копий название  "Из дневника" Толстым зачеркнуто, и вместо него статье дается новое — "Освобождение", которое вскоре, в свою очередь, заменяется заглавием "Две дороги".

В письме к В.В.Стасову от 20 июня Толстой пишет: "Совершающиеся события очень интересны, но я, как старик, и по моим занятиям, вижу эту волну на очень большом пространстве, и потому она мне не кажется такой значительной, как она кажется тем, кто видит ее одну. Мне кажется даже, что я вижу в ней кое-что такое, чего другие не видят в ней, и это очень занимает меня, и я пишу об этом**. В письме к Г.А.Русанову от 23 июня он пишет: "Сосредоточиваю все силы на утреннюю работу... Работа же, которой я занят, очень, очень увлекает меня. Как всегда, кажется, что_имею сказать кое-что новое и нужное".

15 августа Толстой пишет Черткову, имея в виду эту статью: "Статью все переделываю, прибавляю. Очень уж интересно мне и кажется ново и важно." К 23 августа были закончены шестнадцать глав статьи, которая получила новое заглавие "Значение русской революции".

Но вскоре Толстой взялся за писание заключения к статье. В это заключение Толстой намеревался ввести ранее написанную им статью "Обращение к русским людям — к правительству, революционерам и народу", вопрос о печатании которой в качестве самостоятельного произведения тогда еще не был окончательно решен.

Но затем мысль о включении "Обращения" в статью "О значении русской революции" была Толстым оставлена.

15 сентября Толстой записывает в Дневник о том, что кончил статью "О значении русской революции'1. После того, как статья была закончена, Толстой взялся за писание нового заключения к ней, которое впоследствии было обозначено как восемнадцатая глава. Но это заключение, будучи радикально переработано и слившись с "Послесловием", написанным к статье в связи с разговором с двумя революционерами и крестьянином из соседнего села, образовало отдельную статью, напечатанную под заглавием "Что же делать?".

Статья была отправлена Толстым для напе-чатания в издательство "Посредник", видимо, в середине сентября. Д.П Маковицкий в записи от 12 сентября сообщает, что Толстой просит свезти статью И.И.Горбунову.

В записи от 26 сентября Маковицкий отмечает, что приезжавший в Ясную Поляну С.Д.Николаев лривез с собой ее корректуру. К 3 октября корректура была исправлена и получена И.И.Горбуновым, судя по письму его к Толстому от этого числа.

В ноябре 1906 г. "О значении русской революции" появилось в свет в издательстве "Посредник". По выходе в свет издание было конфисковано, а И.И.Горбунов привлечен к ответственности.

Параллельно с изданием статьи в "Посреднике" она должна была появиться и в издании "Свободного слова" в Англии. Но издание это на русском языке не осуществилось. В 1911 г. статья была перепечатана в конфискованной девятнадцатой части двенадцатого издания сочинений Толстого.

В "Юбилейном издании" статья печатается по изданию "Посредника".

"Толстовский Листок" печатает статью "О значении русской революции" по тексту "Юбилейного издания", т. 36.

О присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии

В 1908 г. габсбургское правительство, пользуясь слабостью России после японской войны, объявило о присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии. Эта аннексия рассматривалась лишь как первый шаг к проникновению на юг Балканского полуострова; за ней должен был следовать захват Сербии.

В связи с этими событиями Толстой получил из Белграда от сербской женщины Анды М. Петрову тсвой письмо от 7 октября 1908 г., в котором она просила Льва Николаевича выступить в защиту Боснии и Герцеговины. Толстой ответил на это письмо 18 октября 1908 г., но потом решил вопросу, затронутому в письме сербки, посвятить особую статью.

В Дневнике 26 октября, отмечая свои работы с 28 сентября, то есть за время, когда он не вел Дневника, Толстой записал между прочим: "Начал тоже письмо сербке. Все хочется короче и яснее выразить ошибку жизни христианских народов".

С 29 октября, как это видно по датам Толстого на некоторых рукописях и Н.Н.Гусева на обложках рукописей, работа производилась почти ежедневно и в основном была закончена 5 ноября.

Впервые эта статья под заглавием "О присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии" была напечатана с многочисленными цензурными пропусками в "Голосе Москвы" (1908, №№ 281—284 от 4—7 декабря), в "Русских ведомостях" и других газетах. Полностью по последней рукописи (№ 13) статья была опубликована в 1917 г. в изд. "Посредник" под заглавием "Как освободиться народам от порабощения".

В "Юбилейном издании" статья "О присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии" печатается по рук. № 13.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 37.

Письмо к индусу

24 мая 1908 г. индус Таракуатта Дас (Tarakuatta Das), редактор журнала "The Free Hindusthan", обратился к Толстому из Вашингтона со следующим письмом:

"Сэр. Ваше имя в настоящее время является лозунгом для тех, кто подвизается на пользу человечества. Ваши произведения, изображающие порабощенный русский народ, открыли глаза цивилизованному миру и привлекли симпатии к нему. Ваша моральная сила одержала верх над самодержавными законами русского правительства, упорно противящегося либеральным точкам зрения, но ваши произведения ему внушают страх, и оно не решается выступить против вас.

Это верно, что русский народ находится в порабощении, но он не является наиболее страдающим, если его сравнить с нашим положением — положением народностей Индии. Ваше широкое знакомство с историей народов может засвидетельствовать степень нашего порабощения. В книге "Благосостояние Британской Индии" г-на Вильяма Диглея доказано, что 19 миллионов индусов умерло от голода в Индии за десять лет (1891—1900), в то время как во всем мире жертвами войны за 107 лет (1793—1900) оказалось 5 миллионов людей. Вы питаете ненависть к войне, но в Индии голодовки хуже войны.

Голодовки в Индии не голод от недостатка питательных продуктов, причиной их является засуха и бедность населения, вызванная британским правительством. Мы не возмущаемся, когда миллионы умирают от голода и одновременно тысячи тонн риса и другие основные продукты питания вывозятся из Индии английскими купцами!

В Индии человечество страдает до крайности, британская полиция в Индии является угрозой христианской цивилизации.

Вы доставили величайшее благодеяние вашими литературными произведениями, посвященными России, мы просим вас, если у вас есть время, написать хотя бы статью об Индии и этим выразить ваши взгляды на Индию.

Именем голодающих миллионов взываю к вашему христианскому чувству — возьмитесь за это дело".

В яснополянской библиотеке сохранилось несколько номеров журнала "The Free Hindusthan" за 1908 г. Редакция журнала выставляла эпиграфом цитату из восьмой главы "Социологии" Г.Спенсера: "Сопротивление против агрессии не только законно, но необходимо, непротивление причиняет ущерб и альтруизму, и эгоизму". Последняя мысль обратила особое внимание Толстого. В дневнике Д.П.Маковицкого под 4 июня 1908 г. записаны следующие слова Толстого: "Номера "Free Hindusthan" я получил. Нехорошо. Хотят конституцию, хотят участвовать в правительстве и только"- "Я ему хочу сократить статью "Всему бывает конец"*, — сказал Л.Н., — и послать. Они добиваются права участвовать в правительстве, то есть закрепить то насилие, которое над ними совершается".

Ратота продолжалась, по-видимому Г три дня. После этого Толстой долго не возвращался к работе над письмом, занятый другими статьями и чтением по вопросу индийской культуры и религии. 31 октября Толстой получил второе письмо от Даса (оно не сохранилось). В Дневнике под этим числом он отметил: "Вчера просмотрел, поправил Сербское**... Нынче еще поправлял. Письмо от индуса. Надо отвечать почти то же". Это второе письмо индуса послужило Толстому толчком к возобновлению работы над ответом.

На английский язык письмо было переведено В.Г.Чертковым. Толстой исправил и отредактировал этот перевод.

"Письмо к индусу" по-русски впервые было напечатано в выдержках в газетах: "Киевские вести", 1909, № 103 от 19 апреля, и "Русские ведомости", 1909, № 89 от 19 апреля.

На английском языке письмо впервые было напечатано в журнале М.Ганди "Indian opinion", 1910, январь. Ганди в предисловии к публикации пояснял, что письмо это распространялось в машинописных списках, один из которых был прислан ему с предложением напечатать. Ганди написал Толстому, прося подтверждения, что письмо это написано именно Толстым, и разрешения напечатать его. Получив от Толстого разрешение, Ганди и опубликовал письмо.

Номер "Indian opinion" с "Письмом к индусу" Толстой получил в марте 1910 г. В Дневнике 19 марта он отметил: "Прочел письмо свое индусу и очень одобрил".

В "Юбилейном издании" "Письмо к индусу" печатается по рук. Ne 28.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 37.

* Одно из первоначальных заглавий статьи "Закон насилия и закон любви.

** О присоединение Боснии и Герцеговины к Австрии".

Письмо студенту о праве

В Дневнике Толстого от 17 апреля 1909 г. записано: "Получил письмо о Петражицком и о "праве". Хочется написать". Указанное здесь письмо было написано студентом Петербургского университета Ис. Крутиком. Под впечатлением книги проф. Л.И.Петражицкого "Теория права" Крутик написал Толстому следующее письмо:

"Истинно уважаемый Лев Николаевич,

Ваша нравственная проповедь ведь всецело покоится на отрицании права, и это обстоятельство до сих пор не мешало мне быть горячим поборником нравственного совершенствования в духе Вашего учения. Но вот недавно книга проф. Петражицкого "Теория права" поставила передо мною вопрос, над которым я остановился в недоумении и на который не мог получить удовлетворительного ответа. А между тем, не разрешив его, я не могу с прежним чувством обращаться к Вашим книгам; каждый раз теперь меня охватывает сомнение — не о том, истинно ли Вы проповедуете — нет, но могу ли я, зная нечто другое, согласиться с возможностью такой жизни, при которой единственным регулятором было бы нравственное сознание, нравственные побуждения. Вот в коротких словах сущность того, что вызвало мое сомнение.

Проф. Петражицкий ("Теория права", т. I — глава II, §7) утверждает, что "существенное значение этических переживаний, и нравственного и правового типа, в человеческой жизни состоит в том, что они:

1) действуют в качестве мотивов поведения (мотивационное действие этических переживаний);

2) производят известные изменения в самой психике индивидов  (педагогическое,  воспитательное, действие этических переживаний)".

В обоих случаях преобладающая роль, более неуклонное влияние и действие принадлежит праву, а не нравственности, как этике чисто императивной. В частности, в области педагогического действия право является чрезвычайно важным средством воспитания детей, развивая в них и чувство собственного достоинства и уважение ко всякой другой человеческой личности — с одной стороны; сообщая им твердость и уверенность, энергию и предприимчивость, необходимые для жизни — с другой стороны. Все это доказывается с наглядной очевидностью путем принятия в руководство научного образования классов и построения для них надлежащих теорий. — В заключение очерка по вопросу о моти-вационном и воспитательном значении права и нравственности проф. Петражицкий говорит следующее:

"Чисто моральная, беспритязательная психика — очень высокая и идеальная психика, но она требует для нормального и здорового развития характера еще другой, притязательной, правовой психики. Без такого дополнения, или, правильнее, без такого (императивно-атрибутивного) фундамента нет здоровой этики, а существует почва для разных, подчас отвратительных уродливостей".

"В обществе принято относиться к праву, как к чему-то низшему по сравнению с нравственностью, менее ценному, менее достойному уважения. А есть учения (напр., учение Л.Толстого, разные анархические учения), которые относятся к праву прямо отрицательно. В основе этих воззрений, как видно из всего вышеизложенного, лежит незнание природы и значения той и другой ветви человеческой этики".

Так резко поставленная проблема права, как фактора не только социальной жизни, но и индивидуального человеческого развития, создала противоречие в моих взглядах на значение нравственных идеалов человечества, в частности на их желательную первенствующую роль во всяком человеческом поведении.

Перечитывая Ваши брошюры, я невольно подхожу к ним с точки зрения пр. Петражицкого и тогда начинаю чувствовать, что стою перед пропастью, — ведь если прав проф. Петражиц-кий, я должен порвать все те нити, что связывают меня с учением Льва Толстого. Моя защита перед неверующими должна обратиться в признание разумности их отрицания.

И это побуждает меня обратиться к Вам, уважаемый Лев Николаевич, за разрешением сомнения.

Мне неловко просить Вас отвечать мне лично, но Вы могли бы, как-нибудь, высказать несколько слов по этому вопросу в печати (ведь Вас так часто интервьюируют). Этим Вы помогли бы не мне одному, а многим из учащейся молодежи, которые не глухи к голосу Вашей великой совести.

С сердечным пожеланием Зам доброго здоровья

Студент Спб.Ун. Крутик.

Финляндия

Ст. Мустамяки.

14 апреля 1909 г.".

На конверте письма — пометки рукой Толстого: "Без ответа, забавное", и рукой Н.Н.Гусева; "Отв. Л.Н. 27/IV.

Несмотря на пометку "без ответа", Толстой ответил Крутику. Тогда же Толстой писал в письме к В.Г.Черткову: "Посылаю вам мое письмо студенту "О праве . Прочтите, обсудите, осудите — я всегда рад осуждению — и решите, что с ним делать. Мне кажется, что есть кое-что новое" (30апреля).

В первых числах мая Толстого посетил выпущенный из тюрьмы толстовец В.А.Молочников. В своих воспоминаниях ("Свет и тени". — "Толстой о Толстом", сборник третий, изд. Толстовского музея. М., 1927, с. 114-116) Молочников сообщает: "В это время Л.Н. только что закончил письмо к студенту "О праве", переделывавшееся и переписывавшееся более двадцати раз. Л.Н. захотел прочесть нам это письмо. Начал чтение я, но, увидев, что я худо читаю, Л.Н. передал Гусеву... Слушая эту статью, мы были поражены от неожиданности и с недоумением глядели друг на друга, когда Гусев кончил чтение. — А ведь статья эта мне удалась! — радостно воскликнул Л.Н.".

Из письма Толстого к В.Г.Черткову от 10 июля 1909 г. видно, что Чертков познакомился с Крутиком, и что Крутик собирался быть у Толстого, Толстой писал: "Крутика я до сих пор не видал — должно быть очень милый и умный человек. То, к чему вы и он пришли в разговоре, мне вполне сочувственно, и я об этом самом пишу теперь, отвечая на письмо с вопросом о науке и образовании".

"Письмо о праве" появилось впервые в за-' граничной печати: "Journal Franco-Russe", "Русско-французский журнал". Женева, 1910, №26. Кроме того, "Письмо о праве" вышло отдельной брошюрой в немецком переводе д-ва Шкарвана. Эта брошюра под заглавием: LN.Tolstoi, "Ueber das Recht". L.M.WaibelC°; Heidelberg und Leipzig. 1910, в числе других, была получена в Ясной Поляне 24 сентября 1910 г. Под этим числом В.Ф.Булгаков записал в своем дневнике: "Я заметил, что письмо "О праве" появляется в печати впервые, так как в свое время его не согласилась напечатать ни одна иностранная газета, не говоря уже о русских, до такой степени выражающиеся в нем взгляды расходятся с общепринятыми".

"Юбилейное издание" печатает статью по последней исправленной и подписанной Толстым копии.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

Письмо революционеру

Письмо это было ответом на полученное Толстым письмо от Вруцевича, содержавшее возражения против учения о непротивлении злу насилием. Как видно по рукописным датам! Толстой работал над ним от 26-го по 29 января 1909 г.

Статья впервые была напечатана в 12-изда-нии сочинений Толстого (1911 г.), т. XX, с. 442. В "Юбилейном издании" печатается по рукописи №5.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

Ответ польской женщине

В марте 1909 г. Толстой получил письмо от одной польки по поводу его статьи ."О присоединении Боснии и Герцеговины к Австрии", написанной в 1909 г. В дневнике А. Б.Гольденвейзера под 29 августа 1909 г. записаны слова Толстого об этом письме: "— Она мне пишет, — сказал Л.Н.: — "Вы написали о Боснии и Герцеговине, а о Польше ничего не скажете. Здесь ничего не поделаешь с вашим дурацким непротивлением, а единственное средство — вооруженная борьба". Я тогда ей ответил небольшим письмом, которое меня не удовлетворило, и я его не послал. Я получаю аглицкий журнал об Индии, который выходит в Лондоне и на котором, как эпиграф, написано: "Resistance"*. Аналогия этих двух явлений на разных концах света меня поразила, и я стал ей (польке) отвечать, и теперь работаю над этим письмом" ("Вблизи Толстого", т. I, с. 312— 313).

Переработка письма началась, как ридно по Дневникам Толстого, в августе 1909 г., а закончилась 9 сентября (в Крекшине). В письме к Н.Н.Гусеву от 8 сентября 1909 г. Толстой сообщает: "Я занят был последнее время избранием и редактированием мыслей Лао-Тзе и предисловием к нему, и еще ответом польке, который Душан Маковицкий назначил для журнала Поссе, но который разросся и стал совсем нецензурным".

* "Сопротивление"

12 сентября 1909 г."Ответ польской женщине" был послан в журнал "Жизнь для всех"; в сопроводительном письме к издателю В.А.Поссе Толстой писал: "Когда Душан Петрович предложил мне послать это письмо к польской женщине вам, я пересмотрел его и невольно кое-что прибавил, от чего, боюсь, оно стало еще более нецензурно, чем было. Во всяком случае, посылаю его вам, предоставляя вам сделать в нем те сокращения, какие найдете нужным. Буду рад, если оно в каком бы то ни было виде пригодится вашему изданию, которому по тому, что вы пишете об его задачах, всей душой сочувствую".

"Ответ польской женщине" появился в журнале "Жизнь для всех" 1909 г., декабрь. Тексту "Ответа" предшествует "Письмо польской женщины к Л.Н.Толстому*'. Приводим текст письма в том виде, как он напечатан в журнале (подлинник не найден):

"Передо мною — обращение Ваше по поводу аннексии Боснии и Герцеговины. Прочла и убедилась, что Вы иногда способны ломать Ваше молчание и возвышать свой голос, хотя бы в столь далеких для Вас делах политики. Да, Вы способны вместе со всем русским народом проникнуться возмущением по поводу далеких, незнакомых братьев Боснии и Герцеговины, способны в защиту их неприкосновенности, во имя их сомнительной обиды разразиться протестом по части справедливости и прав народа. Вижу это, вижу — и тем более жгуче, невыносимо больно сознание того Вашего преступного, виноватого и грешного молчания, которое Вы сохраняете по отношению Вашего близкого... брата...

И встает передо мною во всей суровости великий грех Ваш, тяжелое упущение, как христианина, как человека и как русского...

В историческом лицемерии своем находите вы все слова и чувства людские по отношению далеких славянских братьев, и все вы сознательно глухи и слепы по отношению к реальному делу, по отношению к настоящей тяжелой действительности, требующей от вас искренней воли, отваги и действия. Да, да, ведь это вытекает из учения Вашего, великий русский пророк, из философии Вашей, изобретенной и оставляемой Вами народу как завещание, из учения "непротивления злу".

Берегитесь, Вы отравляете родину Вашу учением своим, усугубляете то зло и яд, которые и так душе народной привили века рабства. Берегитесь! Вам перед лицом идущей на Вас вечности — время прозреть и понять, что и в Вашем собственном мышлении и крови таится то самое пагубное зерно безволия, которое Вы освятили, как добро, в грешном и вредном учении Вашем, поданном народу.

Смотрите, вот оно, вот воплощенное в жизнь перед Вами...

Россия, разбитая анархией душевной и житейской, Россия, утопающая в разврате, упадке воли, обнищании чувств, оскудении души народа.

Где геройство, где спасительный вихрь подъема, решения в минуты тяжелых исторических переломов?

Где люди, вожди, пророки? Непротивление злу, непротивление злу на всех огромных, убитых пространствах России, растление душевное и физическое, гнет, дикость. Вот оно. Что дальше?

Но это дело Ваше. Я разуверилась в обновлении духа и жизни России...

Тонкий слой светлого покрова, пропитанного культурой, свободой и гуманизмом запада, слишком слаб, и хрупок, и бессилен. Едва ли спасти ему всю темную гущу под собою, обуздать и светом проникнуть эту бурлящую, дикую и мутную стихию...

Боюсь, судьба может быть к русскому народу неумолима... Где заслуги его долгие, долгие века исторической жизни? Где его вклад в историю человечества? Кровь, кровь и — мрак...

Целое море крови и мрака..."

Наряду с этим мрачным зрелищем "польская женщина" рисует другую, более светлую картину, рисует "народную душу" польского народа, которая, несмотря на все терзания, остается "живая, упрямая, творческая, протестующая".

"Такой завет оставили нам великие люди нашей истории, такое сокровище жизни таится в светлом прошлом. Над нами бодрствует и нас одушевляет бессмертный дух Скарги, Коханов-ского, Словацкого и героя-пророка Мицкевича. В дни затмения голоса их несут нам жизнь, веру в будущее, презрение к пытке**.

Далее идет описание того, что польский народ испытывает в настоящее время. "Польская женщина** касается здесь и проекта об отделении Холмщины.

"Я знаю все, что мы прошли. Мы были на плахе отечества и на Голгофе истории. Но в крови польского народа лежит завет свободы, в душе его золотые скрижали жизни, будущего... Я верю, мы живем, жить будем и возродимся. Мы с вами хотели идти в будущее... Но... вы отвергли нашу руку и... вырываете бездну навсегда. Дороги наши расходятся. Кто может, да спасает будущее. Быть может, не все еще потеряно...

К Вам, к Вам, великий учитель, я обращаюсь прежде всего со своею речью. И слово Ваше мы прежде всего услышать хотим в великой тьме. Оно даст силу возвысить голос колеблющимся, прозреть сомневающимся и разразиться пламенным протестом тем из нас, которых слишком мало... Верю — Вы не отойдете с молчанием... Слово Ваше взовьется, быть может, как жаворонок, сулящий весну, и солнце, и жизнь омертвевшей земле. Да будет оно золотой стрелой, идущей к покаянию и правде, туда, где решается судьба народов".

Полностью статья напечатана впервые в "Юбилейном издании".

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

О государстве

Еще в марте 1909 г. в Дневнике Толстого, среди очередных вещей, упоминается "Стражник" (см. записи от 16 марта). Надо полагать, что здесь разумеется именно тот разговор со стражником, который лег в основу статьи о государстве. Это поддерживается записью А.Б. Гольденвейзера от 31 мая 1909 г.: "Нынче Л.Н. сказал мне: — Я вчера вечером думал об ужасах нашего правительства и без всякого усилия жалел этих людей. Часто значительные события проходят незаметно, а пустяк заставляет много понять. Я зимой как-то гулял, "зашел далеко и устал. Меня нагнал стражник в санях, я подсел к нему и подумал, что нужно по-человечески поговорить с ним. В разговоре я спросил его, — как он может служить в такой дурной должности. — Что ж прикажете делать? Где нынче получишь тридцать пять рублей? А у меня семья большая, всех прокормить надо. — Так и Столыпин. И я понял, что все в этом, и мне жаль стало этих несчастных людей" ("Вблизи Толстого", I, с. 270). Это — почти цитата из статьи о государстве.

Статья была продиктована Н.Н.Гусеву, который записал ее стенографически, а потом была переписана на машинке. Как видно по дате, стоящей под текстом, это было 26 февраля 1909 г. 12 мая вся работа по исправлению была закончена, как это видно и по датам на обложках, и по записи в Дневнике от 13 мая 1909 г.: "Вчера поправил о государстве".

При жизни Толстого статья не была напечатана. Впервые она была опубликована Н.Н.Гусевым в вышедшем под его редакцией Юбилейном сборнике "Лев Николаевич Толстой" (Труды Толстовского музея. М., Гиз» 1928).

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

Доклад, приготовленный для Конгресса мира в Стокгольме

9 июля 1909 г. Н.Н.Гусев записал в дневнике: "Председатель конгресса мира, назначенного в августе в Стокгольме, прислал Л. Н-чу приглашение приехать на конгресс. "Я поеду, — сказал^) мне Л.Н. — Мне хочется там ясно высказать эту несовместимость христианства с военной служ бой". Сегодня же Л.Н. продиктовал мне письмо президенту конгресса, в котором говорит, что если только он будет иметь силы, то постарается сам быть на конгрессе; если же нет, то пришлет то, что хотел бы сказать".

Программу  доклада   Толстой  набросал  в дневнике от 14 июля 1909 г.: "К Штокгольму*: Начать с того, чтобы прочесть старые, а потом новые письма отказавшихся, потом сказать, что все, что говорилось здесь, очень хорошо, но похоже на то, что мы, имея каждый ключ для отпора двери той палаты, в которую хотим взойти, просим тех, кто спрятались от нас за непроницаемой дверью, отворить ее, а ключи не прилагаем к делу и учим этому и других. Главное, сказать, что корень всего — солдатство. Если мы берем и учим солдат убийству, то мы отрицаем все то, что мы можем сказать в пользу мира. Надо сказать всю правду: разве можно говорить о мире в столицах  королей,  императоров,  главных  начальников войск, которых мы уважаем так же, как французы уважают М. de Paris  [палача]. Перестанем лгать — и нас сейчас выгонят оттуда. Мы выражаем величайшее уважение начальникам солдатства, т.е. тех обманутых людей, которые  нужны  не  столько для  внешних   врагов, сколько для удержания_в покорности тех, кого мы насилуем".

* Толстой всегда говорил "Штокгольм" (см. у А.Б.Гольденвейзера. "Вблизи Толстого", II, стр. 371).

20 июля Толстой записал в Дневнике: "Сейчас для Штокгольма перечитывал и письмо к Шведам** и Царство Божие***. Все как будто сказано. Не знаю, что еще сказать. Кое-что думаю, что можно и должно. Видно будет". Работа продолжалась и в следующие дни. 30 июля записано: "Приехал корреспондент Спиро. Я дал ему сведения и закончил статью на конгресс".

В книжке С.П.Спиро, сотрудника газеты "Русское слово" ("Беседы с Л.Н.Толстым". М., 1911), есть статья об этом посещении: "Л.Н.Толстой о конгрессе мира" (с. 26—32). На вопрос Спиро, правда ли, что он пишет доклад и даже собирается поехать, Толстой отвечал: "— Это верно. Я получил от них приглашение приехать и избран ими почетным членом съезда. Доклад я пишу сейчас и еще его не закончил". Далее Толстой сказал, что решению его ехать в Стокгольм могут помешать "некоторые частные дела и занятия". Как известно из других источников, к этому намерению ехать отрицательно и нервно относилась С.А.Толстая. Далее Толстой сказал: "Если бы мой доклад был закончен, я бы дал его вашей газете ("Русскому слову"), но вряд ли он мог бы быть у вас напечатан по цензурным условиям".

2 августа он писал В.Г.Черткову: "Я готовлю свой доклад, которым все недоволен. Да еще надо перевести по-французски, что я начал и все еще не кончил".

П.И.Бирюков сообщает: "Статья Л. Н-ча, которую он послал на конгресс, была получена, но на конгрессе ее не читали. Умеренная и благонамеренная среда пацифистов, собравшихся на конгресс,  была  скандализирована   "выходкой" Л. Н-ча, считавшего, что для того, чтобы люди не воевали, — не должно быть войска. Это показалось им такой наивностью, что, снисходительно улыбаясь и воздавая должное великому гению, они, пригласившие его на конгресс, не решились вслух объявить его мнение" ("Биография Л.Н.Толстого", т. IV. M., 1923, с. 191).

"Доклад" впервые появился в заграничном издании: Л.Н.Толстой, "Собрание статей по общественным вопросам за 1909 год", изд. Русского народного университета. Лос-Анджелес, 1910.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

Добавление к докладу на Конгресс мира

23 мая 1910 г. Толстой получил от доктора словесности Ж.Бергмана (J.Bergman), секретаря организационного комитета Международного конгресса мира, приглашение прибыть на конгресс. Получив это приглашение, Толстой, как записал он в Дневнике 19 июля, написал "ядовитую статью в Конгресс мира". 20 июля Толстой, как записано в Дневнике, "поправлял добавление в Конгресс". Статья осталась незаконченной и неотправленной и впервые опубликована в "Юбилейном издании".

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

** Письмо к группе шведской интелигенцни по вопросу о Гаагской мирной конференции и средствах борьбы с войной было написано Толстым в 1899 г.

*** Царство Божие внутри нас" было написано Толстым в 1890—1893 гг.

Славянскому съезду в Софии

В июне 1910 г. Толстой получил приглашение от "Комитета по устройству Славянского съезда в Софии" — пожаловать на съезд, который будет открыт 24 июня. Кроме официального приглашения (печатный бланк), устроители съезда прислали Толстому особое письмо, датированное 1 июня 1910 г., в котором писали: "Возможны препятствия, которые помешали бы Вашему к нам приезду. Во всяком случае, как дороги и ценны были бы Ваши слова к этому торжественному случаю, когда славяне всех стран соберутся для взаимного ознакомления в столице маленького обновленного болгарского царства, освобожденного великой Россией, благодаря славянской идее! Наш съезд чисто культурно-экономический. Никакой политики, никакой партийности. Мы надеемся, во всяком случае, что единение славян на культурно-экономической почве может встретить одобрительный отзыв и со стороны общечеловеческого апостола, каков Лев Николаевич Толстой. С совершенным почтением и с благоговением перед светлым образом величайшего славянского писателя Вам преданные" (следуют подписи).

В записях Д.П.Маковицкого есть следующее сообщение, связанное с историей писания статьи-письма Толстого, которым он ответил на приглашение: "Л.Н. сперва поручил мне ответить, написав на конверте: "Душану. Единственное благотворное только религиозное". Я же попросил Л. Н-ча, чтобы он сам ответил, и он написал через несколько дней свое послание (письмо) Славянскому съезду в Софии". Там же — 19 июня: "Л.Н. переправлял письмо к Славянскому съезду и сказал мне, что оно резкое, чтобы я смягчил его, но что он пишет откровенно, как думает".

Итак, ответ Славянскому съезду был начат 18 июня 1910 г., окончен 19-го, а 20-го окончательно исправлен. Маковицкий (в записи от 20 июня) сообщает еще следующее: "Потом еще прочел сам Л.Н. письмо Славянскому съезду. Читая, не был доволен. Не гладко читалось, и были ошибки переписчика. Когда прочел конец: "побудила меня высказать — то, что я высказал, моя вера в то, что... эта основа будет принята прежде всех других народов христианского мира народами именно славянского племени". Бутурлин А.С. заметил: "Последние строки сходятся с тем, что Герцен говорил. Он тоже так говорил, что его идеалы впервые будут осуществлены славянами". — Л.Н. неохотно, как бы ему было стыдно и неловко, сказал: "Это я не думаю. Это я из учтивости".

Письмо "Славянскому съезду в Софии" было впервые напечатано в газетах: "Современное слово", 1910 г., № 891 (от 29 июня), "Утро России", 1910г., №184 (от 29 июня 1910г.).

В "Юбилейном издании" текст письма напечатан по яснополянской копии с исправлениями по рукописи.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейного издания", т. 38.

О безумии

Толчком к этой статье послужило письмо по вопросу о самоубийстве от СЛабковской, на ко-

торое Толстой ответил 19—25 марта 1910 г. Первоначальное заглавие статьи и было "О самоубийстве". В апреле 1910 г. Толстой получил от чешского профессора, позднее президента Чехо-Словацкой республики Масарика, побывавшего в конце марта в Ясной Поляне, его книгу о самоубийствах "Самоубийство как массовое социальное явление современной цивилизации".

В Дневнике 9 мая записано: "О безумии жизни слагается все яснее и яснее". Из этой записи, между прочим, видно, что первоначальная тема, о самоубийстве, заменилась более широкой, что и подтверждается записью от 10 мая:

"Не может не быть самоубийств, когда людям не на что упереться, когда они не знаю: кто они и зачем они живут, и уверены при этом, что этогои знать нельзя. Таким образом, в дальнейшем тема самоубийства сливается с темой безумия: "Если Бог велит, напишу, буду писать: и Безумие, и Нет в мире виноватых" (11 мая).

Запись от 7 августа свидетельствует о том, что Толстой хотел продолжать статью, однако она осталась не вполне законченной и напечатана не была.

Статья опубликована впервые в "Юбилейном издании" по рукописи.

"Толстовский Листок" печатает статью по тексту "Юбилейногоиздания", т. 38.

О социализме

Поводом к этой статье послужило письмо, полученное Толстым 9 сентября 1910 г. от редакции чешской газеты "Mlade Proudy", в котором редакция писала о преследованиях, которым подвергается чешская молодежь. В этом же письме сообщалось, что эта молодежь задумала издать "Книгу для чтения" со статьями "социалистическими и народно-экономическими", в которой просят Толстого принять участие. В Дневнике Толстого от 26 сентября 1910 г. есть запись: "Начал писать Чешским юношам". Затем — запись от 1 октября: "Немного пописал о социализме для чехов". Записи о работе над статьей продолжаются в течение всего октября. Толстой недоволен ею: "Поправил о социализме. Пустая статья" (8 октября). "Опять поправлял о социализме. Все это очень ничтожно" (13 октября). "Опять поправлял о социализме. Пустое занятие" (14 октября). Работа, однако, продолжалась (23, 24, 25, 26, 27 октября). После своего ухода из Ясной Поляны в ночь с 27 на 28 октября, Толстой продолжал интересоваться этой своей статьей. Так, 30 октября уже в Шамардинском монастыре записано: " Читал Новоселовскую философскую библиотеку. Очень интересно: о социализме. Моя статья о социализме пропала. Жалко. Нет, не жалко".

Начатую рукопись "О социализме" Толстой желал получить после своего ухода. Об этом он писал 31 октября, т.е. в день своего заболевания, В.Г.Черткову. Рукопись сразу не могли найти. Ее нашли уже после смерти Толстого в одном из ящиков письменного стола в яснополянском кабинете Толстого. См. об этом: В.Чертков. "О последних днях Л.Н.Толстого", изд. Сытина, М., 1911, с. 9.

Следует отметить, что (если не считать письма к К.И.Чуковскому — "Действительное средство") "О социализме" — последняя статья Толстого. Она осталась ненапечатанной и впервые опубликована в «Юбилейном издании»

«Толстовский листок» печатает статью по тексту «Юбилейного издания», т. 38.


Ваш брат-человек Марсель из Казани,
мыслитель, искатель Истины и Смысла Жизни.
«Сверхновый Мировой Порядок, или Истина Освободит Вас»
www.MarsExX.ru/
marsexxхnarod.ru





Добрые, интересные и полезные рассылки на Subscribe.ru
Подписывайтесь — и к вам будут приходить добрые мысли!
Марсель из Казани. «Истина освободит вас» (www.MARSEXX.ru).
«Mein Kopf, или Мысли со смыслом!». Дневник живого мыслителя. Всё ещё живого...
Предупреждение: искренность мысли зашкаливает!
Настольная книга толстовца XXI века. Поддержка на Истинном Пути Жизни, увещевание и обличение от Льва Толстого на каждый день.
«Рубизнес для Гениев из России, или Сверхновый Мировой Порядок». Как, кому и где жить хорошо, а также правильные ответы на русские вопросы: «Что делать?», «Кто виноват?», и на самый общечеловеческий вопрос: «В чём смысл жизни?»
«От АНТИутопии страшного сегодня к УТОПИИ радостного завтра». Мы оказались в антиутопии... Почему так? Как и куда отсюда выбираться? Причина в том, что мы признали утопии утопичными, то есть несбыточными, — и перестали трудиться над их воплощением. Но только стремясь реализовать утопии, возможно достичь сносной жизни!
Поэтому выход только один — начать воплощать светлые утопии о справедливом и лучшем завтра!!!

copyright: везде и всегда свободно используйте эти тексты по совести!
© 2003 — 2999 by MarsExX (Marsel ex Xazan)
http://ww.marsexx.ru
Пишите письма: marsexxхnarod.ru
Всегда Ваш брат-человек в труде за мир и братство Марсель из Казани